Слово об Абише Кекилбаеве

Слово об Абише Кекилбаеве
19.10.2016 Общее

Высокообразованный, чистой души человек, Абиш Кекилбаев всегда оставался для всех нас значимой фигурой. Его имя сегодня известно не только каждому казахстанцу, но и всему миру. Он никогда не использовал свой авторитет писателя в личных целях. Он писал свои знаменитые произведения, даже когда занимал высокие посты. Он всегда выражал мысли и чаяния народа. Его имя и его произведения всегда будут вместе с народом. Казахстанцы никогда не забудут светлое имя и безграничный вклад Абиша Кекилбаева в духовное развитие казахского народа.

Нурсултан Назарбаев

Я в поездке. «Слово» диктую по телефону. Потому оно кратко. В пространных посланиях в эти дни недостатка не будет: о произведениях и личности Абиша Кекилбаева много писалось и раньше, а к такой дате – 70-летие! – сам Бог велел!
Но писательские юбилеи ныне напоминают и о грустном. Наше поколение литераторов поднималось, вызревало в стране Великого читателя. Книги прозы и поэзии выходили массовыми тиражами и не залеживались на прилавках. Я помню время, когда ежемесячный тираж толстого литературного журнала «Жулдыз» достигал 240 тыс. экземпляров. По показателю читаемости казахская литература обходила республики СССР и, думаю, большинство стран мира.
Такие популярные общесоюзные журналы, как «Новый мир», «Дружба народов», «Знамя», печатались тиражами значительно меньшими, чем даже наш «Жалын», не говоря о «Жулдызе». Помню цифры Госкомитета печати КазССР – почти каждая семья в республике выписывала, кроме газет, и литературную периодику, приобретала до 30 книг художественной литературы в год.
Вот о такой особенности прошлого не стоит забывать. Это несомненные достижения советского строя, у которого были свои недостатки, но то, что система школьного и вузовского образования в СССР оказалась самой передовой в мире – факт никем за рубежом не отрицаемый. И эта система вот уже два десятилетия перекраивается. Конечно, ради усовершенствования. Недавно знаменитого московского физика спросили журналисты: «Россия настроена решительно встать на путь инновационного развития. Потребуются тысячи молодых математиков, физиков, механиков – наноспециалистов. Что для этого надо срочно сделать в образовании?». Академик ответил: «Увеличить в школьной программе количество уроков литературы». Вполне серьезный, конструктивный ответ. Любовь к чтению, заложенная в детстве, мускулирует воображение, развивает образное мышление, без которого не подойти к фундаментальным наукам.
Омар Хайям всю жизнь пытался разрешить тайну постулата Эвклида. На надгробной плите (я ее увидел в 1994 году) написано: «Здесь покоится прах великого математика Омара Хайяма». Понял, почему ему так удавались рубаи, краткие и многоемкие, как математические формулы.
В те годы в официальные приветствия юбилярам допускались всего лишь три оценки, еще при Сталине утвержденные, – «способный», «талантливый», «известный». И редко кому из пишущих удавалось при жизни удостоиться запредельной оценки – «выдающийся». Только Мухтару Ауэзову открылась эта вакансия после получения Ленинской премии. В стране Великого взыскательного читателя можно было стать и поистине великим писателем, но получить такое звание, кажется, никому не удалось. Даже Шолохова назвали великим только в некрологе. Можно не соглашаться с таким недемократическим способом воспитания авторской скромности, но сейчас, в период девальвации всех бумажных регалий, ограниченность тех оценок вызывает понимание. Это было и проявлением уважения к читателю, который сам способен был отличить яркое, светлое от серого.
Нынешние двадцатилетние – больше зрители и слушатели, чем читатели. Поэтому, видимо, нуждаются в рекламно преувеличенных рекомендациях. Но писатели тем не менее продолжают создавать книги. Находят способы издаваться пусть даже символическими тиражами. В кабинете Постпредства собралось несколько собраний сочинений. Есть и мой семитомник. Рядом – чей-то трехтомник, названный «Полное собрание сочинений». Хотя автор жив-здоров и только что отметил какое-то летие, ознаменовав его выпуском «полного собрания», которое приличней было назвать переполненным.
С другой стороны – 13 томов Абиша Кекилбаева. Написанного им хватило бы и на большее число томов. Но хорошо, что составитель не погнался за количеством.
Не количество книг определяет великого писателя. Даже не количество читателей. А скольких из них он увлек за собой в литературу.
Советская власть не случайно сделала профессии писателя и ученого самыми престижными. Вероятно, кто-то из умных заметил существующую в культуре закономерность – там, где не поработал Шекспир, не родится и Ньютон. В Советский Союз, окруженный «железным занавесом», никакого притока мозгов со стороны не ожидалось. Но режим не жалел средств для взращивания Великого читателя, и потому первым запустил спутник, первым вывел человека в космос. Государство не останавливалось перед «непроизводительными расходами на культуру», плодя тысячи графоманов, но без которых не рождаются графы Толстые. Массовость нужна не только в спорте.
Имеет смысл громко проводить писательские юбилеи, чтобы напоминать и обществу, и государству о жизненной необходимости для народа таких совсем не рыночных, не экономичных занятий, как литература, филология и философия.
Благодарю Абиша Кекилбаева за то, что подарил такую возможность, я присоединяюсь к тысячам его читателей в Казахстане и других странах, поздравляющих с большой рубежной датой. Желаю, чтобы она открыла ему следующий этап пути к своему избранному
12-томнику. Может быть, он уже есть и в этих тринадцати, а может, еще впереди.
Для казахского писателя высшая степень признания, когда в народе тебя называют просто по имени. Без фамилии и званий. Такую честь заслужили Абай, Джамбул, Мухтар, Габит, Габиден, Сабит.
Не позавидуешь нынешним писателям, названным при рождении этими именами. Но тебе, мой друг, нечего опасаться. Совпадений не будет: Абиш один. Аман бол, досым!

Олжас СУЛЕЙМЕНОВ,
4 декабря 2009 г.

Нередко задумываюсь и задаю себе вопрос: кто же он все-таки больше — писатель или философ? В его щедро наделенном многогранном даре какому, спрашивается, из двух видов таланта можно отдать предпочтение? Видимо, две его грани таланта не будут никогда уступать друг другу. Давайте согласимся, что талант, этот божий дар, таит в себе секреты, не поддающиеся разгадке, как само мироздание…
Абдижамил Нурпеисов
Сегодня его имя стоит рядом с самыми признанными мастерами изящной словесности. Он внес неоценимый вклад в развитие казахской литературы, ибо своими книгами раздвинул горизонты родной культуры.

Дулат Исабеков

Это был замечательный человек. Он от природы был поэтом, от природы был писателем и от природы он был щедрым человеком. Конечно, вместе с этим он еще обладал иммунитетом социального статуса, то есть с молодости занимал важные государственные, общественные посты. И удивительно, как он сочетал высокие государственные должности с творческой деятельностью, при этом сохранив все человеческие качества. Это не каждому удается — находясь на высоком посту, будучи в зените славы — сохранить человеческую чистоту и мудрость. Не каждому это дано, но он был таким.

Гарифолла Есим

Стоит открыть любую страницу его книг, и ты невольно сталкиваешься с редким феноменом, с непритязательной эпикой ушедших времен, напоминающей размеренную, величественную поступь каравана, о которой поведано языком древнего мудреца.
Абиш Кекилбаев своим творчеством не только и не просто погрузил нас в богатейший арсенал родной речи, но и возвысил ее, тем самым подняв планку возможностей казахского языка на еще никем не взятую высоту. Сегодня, если взглянуть с той вершины, куда писатель Кекилбаев вознес родную речь, невольно замечаешь, как благодатно расширился ее горизонт, как велики и многогранны ее возможности.

Смагул ЕЛУБАЙ

Памяти настоящего гражданина
19 октября в Актобе пройдут мероприятия, посвященные памяти народного писателя Казахстана, государственного и общественного деятеля Абиша Кекилбаева.
Для участия в этих мероприятиях приедут гости из Астаны, Алматы, Актау, Атырау, Шымкента. Среди гостей государственный и общественный деятель Мырзатай Жолдасбеков, председатель Правления АО «РГ «Егемен Ќазаќстан» Дархан Кыдырали, писатели Кажыгали Муханбеткалиев, Аким Тарази, Толен Абдик, Ханбиби Есенкараева, Светкали Нуржан, известный ученый, академик НАН РК Кенжегали Сагадиев, группа деятелей искусств, а также родные — супруга Абиша Кекилбаева Клара Кекилбаева и дочь Гульзат.
Планируется, что, прибыв на Актюбинскую землю, гости в первую очередь возложат цветы к памятнику Тахауи Ахтанову и Куандыку Шангытбаеву. Затем примут участие в открытии посвященных Абишу Кекилбаеву кабинетов казахской литературы и казахского языка в Назарбаев Интеллектуальной школе и областной школе-интеранте для одаренных детей имени М. Хусаинова. В Актюбинском региональном государственном университете имени К. Жубанова будет открыт кабинет абишеведения.
В рамках мероприятий, посвященных памяти Абиша Кекилбаева, в Актюбинском региональном государственном университете имени К. Жубанова пройдет научно-практическая конференция. А вечером в областном театре драмы имени Т. Ахтанова будет поставлена драма Ч. Айтматова и А. Кекилбаева «История ханши Дарии». Директор театра Нурлыбек Жубаткан сказал: «Эту постановку мы ввели в наш репертуар по поручению акима области Бердыбека Сапарбаева. Режиссер-постановщик — Алмат Шарипов. В среду состоится презентация. А в декабре мы намерены повезти постановку на театральный фестиваль имени Абиша Кекилбаева, который пройдет в городе Актау».
Презентация драмы начнется в 18.00.

Феномен Абеке


1961 год. г. Ашхабад. Первый слева — А. Айталы, рядом — А. Кекилбаев

Одним из тех, кто был лично знаком с Абишем Кекилбаевым, является Амангельды Айталы. Впервые познакомившись с писателем в далеком 1961 году, он впоследствии работал с ним бок о бок в Парламенте страны. Сегодня своими воспоминаниями он делится с читателями газеты.
Писатель
— Мне посчастливилось не только знать его творчество, но и работать с ним лично, и могу с уверенностью сказать, что Абиш Кекилбаев является одной из ярчайших звезд казахской литературы и не менее видным государственным деятелем. Как и какими словами можно рассказать о многогранном, способном мыслить нешаблонно и масштабно человеке?
Абиш был на многое способным человеком еще с молодых лет. Не зря же известный писатель Герольд Бельгер писал, что он обладал намного большими знаниями, чем большинство его сверстников-литераторов.
Критиками казахской литературы в советское время и после были высоко оценены повести Абиша «Пропасть», «Кюй», «История ханши Дарии», «Спор», «Пучок джиды» «Крайний дом», «Крыло птицы», позднее опубликованные романы «Уркер», «Елен-Алан», «Конец легенды».
Известное сейчас всем понятие «манкурт» впервые появилось в произведениях Абиша Кекилбаева. В 2009 году поэт Темирхан Медетбек в одной из своих статей писал, что Абиш Кекилбаев – неповторимое явление в духовной и политико-социальной жизни нашего народа. Он – феномен. Он – цельный и глубокий мир. Безусловно, еще не одно поколение будет расти на его произведениях. Он – духовно великая личность».
Первая моя встреча с Абишем Кекилбаевым произошла в далеком 1961 году. Тогда, будучи студентами (я учился в Гурьевском государственном педагогическом институте, а Абиш на филологическом факультете КазГУ им. Кирова), мы встретились на научной конференции студентов Средней Азии в Ашхабаде.
Я запомнил его сразу. Он выступал на тему об эстетических взглядах Абая, и уже тогда в его высказываниях чувствовались глубина и полное проникновение в тему. Его мысли об Абае по тем временам были смелыми, неожиданно свежими, заставлявшими смотреть на нашего степного мыслителя по-новому.
Политик
Затем я на некоторое время потерял его из виду, но все время следил за его творчеством, читал его исторические эпопеи, особенно внимательно изучал его статьи и материалы в прессе. Он был не только писателем, но и мудрым, думающим государственным деятелем. Это особенно проявилось в 1989 году, когда он руководил комиссией по изучению причин жанаозенских событий.
Тогда, поехав на свою родину как представитель ЦК Компартии Казахстана, тесно общаясь и беседуя с людьми, писатель смог узнать то, что прошло мимо внимания или попросту замалчивалось многими партийными функционерами, – настоящие причины конфликта, который поспешили объявить хулиганскими выходками и неприязнью на межэтнической основе.
На самом деле причина народных волнений крылась в социальной несправедливости, безработице среди местного населения. И он заявил об этом открыто и смело, не боясь пойти вразрез с политикой партии. На мой взгляд, именно тогда Абиш проявил себя не только как талантливый писатель, понимающий боль и чаяния народа, но и как мудрый, вдумчивый политик.
А его знаменитое выступление на заседании Верховного Совета Казахстана, когда обсуждался вопрос о государственном языке, является проявлением высшей мудрости.
Во второй раз наши пути пересеклись уже в 1999 году, когда я был избран депутатом Мажилиса Парламента и имел возможность общаться с ним как с Государственным секретарем. Именно тогда я узнал его как настоящего гражданина своей страны.
На заре его политической карьеры у него часто спрашивали, зачем Абиш, являясь выдающимся писателем, пошел в политику, зная, что это часто не самое благодарное дело. Но он всегда считал, что если ею занимаются честные, совестливые люди, то и политика будет благородной, и люди это поймут и пойдут за ними. Политика и литература для Абиша были понятиями неразделимыми. Он был убежден, что эти два понятия равноценны и обогащают друг друга. Поэтому в одном из своих интервью он сказал, что если бы не был в литературе, то не пришел бы в политику. Ведь проблемы, волнующие писателям, не могут не волновать и политика.
Он много размышлял и делился своими мыслями о степных деятелях прошлых столетий Чингис хане и Абилкайыр хане, которые стремились к объединению степных народов. Он много думал об исторических связях Степи с великими соседями — Россией, Китаем, об их отношениях, проблемах.
Однажды, побывав в гостях в доме Абиша, я с удивлением увидел на его столе труды таких мыслителей прошлого, как Аристотель, Платон, Монтескье, Локк. Ему было очень непросто в те годы, и я, как многие окружавшие и знавшие его люди, это чувствовал. На него не однажды сыпались упреки. Некоторые выскопоставленные деятели упрекали его в том, что он не оказал давления на депутатов, чтобы провести какое-то решение, а те, в свою очередь, обвиняли его в недостаточной твердости по отношению к исполнительной власти. Никто не хотел понимать, что Парламент, как твердо был уверен Абиш, прежде всего воплощение демократизма, и его спикер не какой-нибудь караванбаши, который ведет людей одному ему ведомой дорогой. Задача спикера — полнее раскрыть весь спектр мнений и тем самым, через обсуждение, дать шанс найти оптимальное решение. И сделать он это может лишь тогда, когда будет свободен от влияния и давления извне.
Человек
Он был удивительной души человеком. И это утверждают все, кто соприкасался, беседовал с ним. Обремененный огромными знаниями, способный в короткой беседе безошибочно определить уровень и внутреннюю сущность своего собеседника, он тем не менее никогда не был высокомерным. Ему было не свойственно покровительственно похлопывать по плечу человека, занимающего невысокое положение. Каждого, кто обращался к нему, он внимательно выслушивал, старался помочь, если это было в его силах. Он вышел из народа и жил вместе с ним.
Но если кто-то вознамеривался вступать с ним в полемику по волнующему его вопросу, то Абиш показывал в споре такую эрудицию, знание темы до мельчайших подробностей, что его оппоненты в растерянности умолкали. Мало кто из ученых мужей, литераторов и политиков мог вести с ним разговор на равных.
И в то же время он боготворил людей, которых считал выразителями совести, благородства, справедливости нации. Он был чрезвычайно отзывчив ко всем своим знакомым, которых у него было великое множество, очень любил их. И выражал он эту любовь и приязнь очень открыто и тепло. Каждый раз при наших встречах он горячо обнимал и целовал меня в щеку. К женщинам относился очень галантно, непременно целуя руки.
О его поступках, словах продолжают говорить и писать многие. Во многом пишут лишь хорошее, но есть и те, кто подвергал критике, весьма поверхностно судя о его поступках. По сути, глубину его души, мыслей, идей до конца не изучил никто. Уверен, что, внимательно читая его произведения, его статьи, о нем можно узнать гораздо больше, чем известно сейчас. А я знаю, что это был человек великих мыслей, идей и поступков.
В одном из интервью он, на мой взгляд, всего лишь в двух фразах сумел рассказать о себе все.
— Я не один раз испытал как вкус победы, так и горечь поражения, — сказал тогда Абеке журналистам. – И меня во всех жизненных ситуациях всегда удерживало на плаву то, что, когда я терпел отчаянное поражение, я находил в себе силы не пасть духом, а когда меня возвеличивали, не ликовал чрезмерно.

Амангельды Айталы,
профессор,
доктор философских наук,
почетный гражданин г. Актобе

Газета «Актюбинский вестник»